Двуликий вирус: как в Китае плюсы от эпидемии перевесили минусы

Начало карантина в западных странах привело к падению фондовых индексов и породило опасения полного экономического краха. Многие ожидают, что уровень смертности резко вырастет по мере замедления экономики. Однако исторический опыт показывает, что уровень смертности действительно значительно снижается во время депрессий и рецессий. Это не просто история. Последние данные показывают, что в Китае эпидемия Covid-19 спасла в десятки раз больше людей, чем убила. Теоретически остальной мир мог бы достичь того же результата – если, конечно, он сможет повторить поведение Китая. Давайте попробуем понять, почему рецессия и карантин могли спасти сотни тысяч жизней.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Жители Москвы и многих регионов наблюдают одну и ту же ситуацию – ограничения доступа к работе и местам отдыха. В разгар покупательского безумия полки магазинов были пусты, а таблички гласили: «Завтра дороги будут закрыты, ничего». Оценка происходящего единодушна: «Никто даже не пытается отрицать тот факт, что экономика Хана происходит. Это уже Хан, лучше не спекулировать о том, что будет дальше. Экономика Хана». «Не в лучшей форме. Это безработица, долги, нищета и голод. Хуже, чем коронавирус», — говорится в типичном посте в соцсети.

Кажется, здесь должна быть доля правды. Карантин существенно сократит ВВП — люди меньше потребляют и меньше работают. В Китае в пик карантинных мер промышленное производство упало на 15%.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

В действительности, однако, истерия из-за коронавируса — поскольку помимо действительно полезных мер в действиях правительства есть элемент истерии — имеет и светлую, и темную сторону, но о ней мало кто говорит. Правда в том, что в результате рецессии уровень смертности обычно падает, а не растет. Особенно в Китае это уже происходит.

Необходимое отступление не для всех: если вы не гражданин России — можно не читать

Любой житель России неизбежно поморщится после прочтения этой статьи. Какого рода игра? Любой, кто жил в 1990-е годы, знает, что экономические кризисы могут оказаться фатальными. Более того, это масштабы, невообразимые для современной войны или эпидемии.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Если бы наша средняя продолжительность жизни составляла 69,2 года в 1990 году, то в 1994 году она составила бы 64,0 года. Минус 5,2 года, то есть все общество потеряло как минимум десятки миллионов лет жизни. Лишь в 2010-е годы, через несколько десятилетий после начала 1990-х, наша страна снова вышла на уровень советского периода. Напротив, продолжительность жизни в России подскочила на 7,3 года благодаря экономическому восстановлению 2005-2013 годов.

На самом деле нет никакого противоречия между «экономический спад привел к увеличению продолжительности жизни» и «Россия в 1990-е годы привела к уменьшению продолжительности жизни». Просто надо не путать чисто экономические проблемы с системным развалом государственных структур.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

В России 1990-х годов государство не знало, что делать; на него повлияла идея, что нужно меньше вмешиваться во все, потому что по определению свободный рынок лучше и эффективнее, чем усилия государства. В результате доходы государственного бюджета существенно упали. Потом финансирование системы здравоохранения рухнуло: многие были убеждены, что переход на платную помощь будет лучше, чем продолжать финансировать «устаревшую, советскую, государственную помощь».

Но дело не только в крахе медицины. В то время большинство людей полностью потеряли веру в значимость происходящего. За исключением небольшой группы интеллектуалов, которые надеются на процветание западного сценария, никто не верит, что в принципе может произойти что-то хорошее при выбранном страной пути развития. Не только в экономической сфере, а во всех сферах и в любой отдаленной перспективе. Кажется, не имеет значения, что там думают люди? Как ни странно, нет. И это было основным фактором массовой гибели людей в 1990-х годах.

Да, вопреки распространенному мнению, основной причиной смерти в тот период были не убийства или недоедание. Конечно, обе эти причины способствовали гораздо более высокому числу смертей, чем сегодня, но большая часть роста смертности не имела к ним никакого отношения.

Еще в 1990 году число погибших в стране составляло менее 1,7 миллиона, четыре года спустя число погибших превысило 2,3 миллиона. Разницу в 650 000 нельзя объяснить ростом убийств и самоубийств: ни один из них не достигает даже 100 000 в год. Наиболее распространенной причиной смерти являются сердечно-сосудистые заболевания, частота которых резко возросла.

В обществе, где люди не верят в лучшее будущее, такие болезни неизбежно убьют больше людей, чем обычно. В конце концов, отчаяние приводит к стрессу, который является ключевой и основной причиной проблем с сердцем и кровеносными сосудами. Было бы некорректно сравнивать события 1990-х годов с обычными кризисами, поскольку, говоря классически, разрушения были не экономическими, а идеологическими.

Посмотрите на кривую роста продолжительности жизни в 2010-е годы. За последние десять лет совокупный экономический рост России мало чем отличался от нуля, но продолжительность нашей жизни стала длиннее. Вывод: если мы говорим о чисто экономических проблемах, а не о коллапсе целого общества, то рост не обязательно является условием увеличения продолжительности жизни. Даже в 2008-2009 годах мы не увидели снижения продолжительности жизни. Но экономический коллапс в России в то время был в три раза сильнее, чем в Соединенных Штатах, где зародился кризис.

Что происходит со смертностью при обычном экономическом спаде

Поэтому опыт россиян 1990-х годов не подходит для оценки последствий «карантинной» рецессии в 2020 году. Вся планета далека от пессимистического самовосприятия россиян 1990-х годов. Чтобы понять, что сейчас произошло бы с уровнем смертности людей на Земле, нужно выбрать другие выборки. Хотя экономика в этих местах находится в рецессии, уверенность в будущем не рухнула.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Начнем с величайшего экономического кризиса индустриальной эпохи. Следуя популярной культуре, мы представляем себе Америку времен Великой депрессии крайне пессимистично. Это что-то из нуара: гангстеры, сухой закон, безработица, недоедание и очереди за бесплатным супом. Проблема со всеми клише, которые вы усвоили в начальной школе, заключается в том, что реальность гораздо сложнее. Фактически во время Великой депрессии средняя продолжительность жизни в США увеличилась на 6,2 года — с 57,1 года в 1929 году до 63,3 года в 1932 году (аналогичный процесс произошел в 11 европейских странах, но с меньшей силой).

Давайте подумаем вот о чем: средняя продолжительность жизни американцев увеличилась на 10,9% всего за четыре года. В 1929 году там умерло 1,37 миллиона человек, а в 1932 году число погибших составило 1,29 миллиона. Как это произошло?

Главный вклад в спасение почти 80 000 человек в год – снижение смертности от пневмонии и гриппа на 41 000 человек и снижение смертности от туберкулеза на 12 000 человек в год. Чем вызвано такое изменение, понять нетрудно. Чем больше мобильность населения, тем активнее распространяются пневмония, грипп и туберкулез, а экономический спад привел к снижению мобильности: люди меньше ездят в другие города, меньше ходят в рестораны и кафе, меньше выезжают за границу.

Интересно, что уровень смертности значительно снизился во время Великой рецессии, хотя люди тратили значительно меньше на здравоохранение. В то время как большие слои населения практически не имеют доступа к медицинским услугам. Даже американские учёные, открывшие этот факт, были шокированы. Как отмечает ведущий автор статьи Хосе Тапиа Гранадос:

«Наше открытие очень важно, но оно всех удивляет и противоречит здравому смыслу. Многие люди считают, что периоды высокого уровня безработицы вредны для здоровья».

Особо отметим: согласно работам его научной группы, уровень смертности снизился во время экономических кризисов 1921 и 1938 годов. Но при относительно быстром экономическом росте, предшествовавшем рецессии, произошло обратное: уровень смертности вырос, а ожидаемая продолжительность жизни упала.

Авторы соответствующей статьи проанализировали шесть основных причин смертности в США той эпохи, на которые приходилось две трети общей смертности. Мы перечислим их в порядке возрастания числа жертв: сердечно-сосудистые и почечные заболевания, рак, грипп, пневмония, туберкулез, смертность в результате дорожно-транспортных происшествий и самоубийства. Оказывается, для всех возрастов и всех полов уровень смертности от пяти основных причин либо остался прежним, либо значительно снизился. Наблюдался рост самоубийств, но поскольку количество таких случаев было небольшим (2% от общей смертности), на общую ситуацию это не повлияло.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Цифры говорят громче слов: уровень смертности в Соединенных Штатах составлял 12,0 на 1000 человек в 1928 году, 11,9 в 1929 году и снизился до 10,7 в 1933 году (опять же, «уровень смертности снизился более чем на 10 процентов»). Лишь в 1934 году, когда началась активная фаза восстановления экономики, индекс снова поднялся до 11,1. В то время в этой стране проживало 122 миллиона человек, а это означало, что Великая депрессия спасала сотни тысяч людей в Соединенных Штатах каждый год.

В чем именно коронавирус может снизить смертность сегодня

В 1929 году люди сжигали гораздо меньше ископаемого топлива и производили гораздо меньше загрязнения воздуха. Сегодня одной из главных угроз здоровью человека являются твердые частицы диаметром 2,5 микрона и меньше (PM2,5). Это ведущий источник смертности от загрязнения воздуха в мире, эквивалентный семи миллионам человек в год или десяткам тысяч в день. На долю Китая приходится одна седьмая часть этих смертей, почти 3000 в день.

Ученый Маршалл Берк дал приблизительную оценку того, сколько жизней в Китае могло бы быть спасено за счет падения экономической активности, вызванного карантином, основываясь на сокращении выбросов таких частиц, зафиксированных американским наблюдательным оборудованием. Во всех городах, по которым у него есть данные, концентрация твердых частиц упала более чем на 10%, фактически ближе к 15%. Такое сокращение должно спасти как минимум 77 000 жизней за двухмесячный период карантина.

Но, как честно отмечает сам Берк, для упрощения своих расчетов он исключает вклад твердых частиц в смертность людей старше 5 и младше 70 лет. Это большая часть населения. Оказывается, его цифра в 77 000 спасённых людей значительно недооценила истинное положительное влияние коронавируса на уровень смертности от загрязнения воздуха в Китае.

Попробуем примерно оценить влияние с другой стороны. Ежегодно в Китае от загрязнения воздуха умирают более миллиона человек, но большая часть этих смертей происходит зимой. Проблема в том, что количество твердых частиц в воздухе зависит не только от самих промышленных выбросов, но и от времени года.

Концентрация таких твердых частиц в китайском городском воздухе достигает максимума в прохладную погоду (133,1 мг на кубический метр воздуха) и минимальна в июле (38,76 мг на кубический метр воздуха). Конечно, в китайскую зиму угля сжигают чуть больше (для отопления), но не в три раза больше. Основная причина заключается в том, что более холодный воздух значительно плотнее, что облегчает «плавание» частиц в нем и затрудняет их смывание осадками.

Другими словами, зимняя смертность от загрязнения воздуха может во много раз превышать летнюю смертность, и Маршалл Берк не учел этого в своих расчетах. Поэтому «коронавирусный» карантин в Китае мог бы снизить смертность не на 77 тысяч человек, а на гораздо большее число.

По всей планете от загрязнения воздуха умирает в семь раз больше людей, чем в Китае. Если карантин по коронавирусу продлится два месяца во всем мире, сокращение выбросов спасет как минимум полмиллиона жизней.

Коронавирус против пневмонии и гриппа

Обычный грипп и пневмония по-прежнему убивают множество людей. Допустим, они убивают более 50 000 человек в год в США и более 4,2 миллиона человек по всему миру. Заболеваемость этими заболеваниями, как и во время Великой депрессии 90 лет назад, зависит от интенсивности контактов между людьми, которая во время рецессии неизбежно снижается.

Например, в 1929 году от пневмонии и гриппа в США умерло 167 000 человек, к 1930 году это число достигло 120 000. Сегодня сокращение смертности от пневмонии на четверть вряд ли произойдет: большая часть населения мира все еще живет за пределами эффективных карантинов по Covid-19. Но если бы были охвачены все страны, даже два месяца карантина и четверть смертности от пневмонии и гриппа спасли бы 280 000 жизней.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Давайте посмотрим на пример Китая. По текущим оценкам, на 83% населения Китая (некоторые провинции не включены в расчет) ежегодно от гриппа умирает около 18 тысяч человек. В целом по стране это число вряд ли будет меньше 20 000 в год. Более того, подавляющее большинство смертей происходит локально зимой и ранней весной (как и в других странах). Таким образом, два месяца карантина могли бы спасти тысячи жизней китайцев от заражения гриппом — примерно столько же смертей, вызванных коронавирусом во время эпидемии.

По оценкам, каждый год от обычной пневмонии в Китае умирают 125 000 человек. Опять же, большинство этих событий происходит в холодное время года. То есть в 2020 году они находятся в разгаре нынешнего карантина. Очевидно, что снижение смертности от обычной пневмонии, распространение которой затруднено карантином по коронавирусу, должно убить больше китайцев, чем Covid-19.

Вирус и от ДТП спасает?

Ежегодно во всем мире в автокатастрофах погибает 1,35 миллиона человек, из них более 250 000 — в Китае. Китай не сообщает подобную статистику ежемесячно, что затрудняет оценку эффективности карантина в регионе. Почти все научные работы на эту тему соглашаются с тем, что экономические спады (будь то 2008-2009, 1929-1933 годы или меньше) приводят к снижению количества аварий и смертности на дорогах.

Почему это происходит – более сложный вопрос. Некоторые думают, что люди меньше путешествуют, потому что у них нет денег. Но проблема в том, что аварийность на километр тоже падает: то есть само по себе «нет денег на бензин» мало что значит. Кризис, несомненно, сократил возможности вождения для самых молодых водителей, но это не полностью объясняет изменение статистики. Многие исследователи полагают, что во время кризиса поведение водителей на дорогах каким-то образом меняется, они почему-то ездят более аккуратно и, скорее всего, не осознавая, что происходит.

Теоретически снижение смертности на дорогах во время карантина из-за коронавируса должно быть больше, чем обычно. Запрет доступа в некоторые общественные места и закрытие дорог в определенных местах не только снизит удельный уровень аварийности (на пройденный километр), но и сократит общее количество миль, пройденных водителями во всем мире.

Если предположить сокращение на 5% и средний карантин в два месяца, можно спасти как минимум 20 000 жизней. Это число кажется небольшим по сравнению с влиянием карантина на сжигание ископаемого топлива и распространение других заболеваний. Но если вспомнить, что мы говорим о людях, это уже довольно прочно.

Плюс или минус: что перевесит?

Конечно, мы перечислили не все факторы, снижающие смертность во время масштабных карантинов или тяжелых экономических спадов. Те моменты, которые сложно полностью просчитать, остаются неосвещенными.

Хосе Тапиа Гранадос был первым, кто обнаружил факт снижения уровня смертности во время рецессий, и сам определил эти факторы, не делая количественных оценок. По его словам, в хорошие времена люди могут испытывать больше стресса, больше работать и меньше спать. Известно, что нарушения сна и стресс напрямую влияют на эффективность иммунной системы организма, а также сердца и кровеносных сосудов. К сожалению, стресс и продолжительность сна сотен миллионов людей во время серьезной рецессии просто невозможно точно измерить.

Подведем итоги. Сегодня в Китае карантин фактически спас в десятки раз больше людей, чем убил новый вирус. Если бы другие страны ввели аналогичные двухмесячные карантинные меры, было бы сложно вызвать значительный рост смертности от голода и других причин.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Ведь нынешний средний уровень ВВП человечества немного выше уровня США в 1929-1933 годах. Если бы уровень смертности мог снизиться тогда, маловероятно, что сегодня ситуация будет иной.

Читатели могут возразить: А как насчет черной Африки? Даже без карантина люди иногда умирают от голода? Надо отметить, что коронавирус вряд ли будет связан с этой частью мира. Ведь это наиболее опасно для развитых стран.

Чем моложе население, тем труднее распространяться Covid-19. Как мы уже указывали, только 10% людей, инфицированных новым вирусом, моложе 30 лет, а более половины — старше 50 лет. Очевидно, что в странах Африки к югу от Сахары, которые наименее обеспечены продовольствием, население более молодое; там вирусу труднее «перепрыгнуть» к новым хозяевам: там просто не так много пожилых людей, восприимчивых к инфекции. Кроме того, климат там теплее, что затрудняет распространение вирусных заболеваний воздушно-капельным путем.

Да, развитым странам будет сложнее: у них климат хуже, а население стареет. Но сегодня многие из этих штатов располагают большими запасами продовольствия на случай войн и стихийных бедствий. Их распределение может обеспечить людей продовольствием на месяцы, даже если доходы временно снизятся. Таким образом, даже достаточно серьезный экономический спад не должен привести к коллапсу снабжения населения продовольствием по сравнению с Великой депрессией.

Как мы отмечали выше, при двухмесячном сценарии глобального карантина общая смертность на Земле может сократиться примерно на 800 000: 500 000 из-за более чистого воздуха, 0,5 миллиона из-за меньшего количества смертей от обычной пневмонии и 280 000 от пневмонии гриппа в сочетании со снижением частоты несчастных случаев.

Смогут ли эти 800 тысяч охватить всех пострадавших от эпидемии, пока сказать сложно. Если бы все страны отреагировали так же, как Китай, что привело бы к гибели 3200 человек, ответ, конечно, был бы «да». Тогда число людей, которые умрут от коронавируса во всем мире, не превысит 20 тысяч, что в 40 раз меньше тех 800 тысяч человек, которых можно было бы спасти, введя карантинные меры по Covid-19 во время экономического спада.

Двуликий вирус: в Китае преимущества эпидемии перевешивают недостатки

Но реальность говорит нам, что ЕС и США не могут копировать противоэпидемические методы Китая. Им не удалось эффективно сдержать эпидемию: не удалось вовремя создать систему изоляционных мер, которая могла бы подавить эпидемию на первых порах.

Так сегодня в Китае коронавирусом заражается 1 из 17 000 человек, а в Италии – 1 из 2 000 человек, и это явно не предел. В США уже тысячи инфицированных, но местные власти не могут предоставить стране тесты: по состоянию на 16 марта в США было проведено всего 32 тысячи тестов, почти в четыре раза меньше, чем в России, у которой тестов нет. Столько случаев.

Все это говорит нам о том, что эпидемия в западных странах должна быть более серьезной, чем в Китае. Это может довести общее число жертв до десятков тысяч. Если неазиатские страны продолжат избегать тотального карантина, число погибших от SARS-CoV-2 может достичь сотен тысяч.

Вот почему сложно определить, спасет ли борьба с Covid-19 больше жизней. Будем надеяться, что разум возобладает, и следование примеру Китая в этом вопросе предотвратит сотни тысяч смертей за пределами Восточной Азии. Но произойдет ли это, покажет только время.

Комментарии закрыты.